1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Особенности мужской и женской сексуальности

В общественном сознании маскулинность и сексуальность - почти синонимы. «Настоящий мужчина» в привычном понимании - прежде всего хороший самец, его идентичность неотделима от его сексуальности, а сила мужчины обычно ассоциируется с его потенцией. А как обстоит дело на самом деле?

Проведен аналитический обзор 5400 научных статей, посвященных выраженности сексуального влечения, т. е. специфической мотивации, сконцентрированной на сексуальной активности и стремлении к достижению сексуального удовлетворения (R.F. Baumeister, K.R. Catanese, K.D. Vohs, 2003).

Установлено, что по большинству показателей (частота сексуальных мыслей, фантазий и спонтанного возбуждения; желаемая частота секса; частота мастурбации; желаемое число сексуальных партнеров; предпочтение секса другим занятиям; активный поиск, а не избегание сексуальных действий; готовность инициировать сексуальные действия; наслаждение разными типами сексуальных практик; готовность жертвовать ресурсами ради секса; положительное отношение к сексуальной активности; распространенность расстройств, связанных с понижением сексуального желания) - мужское влечение значительно сильнее женского.

Ряд ученых объясняет этот феномен с позиции эволюционной биологии: если биологическая функция самцов состоит в том, чтобы оплодотворить как можно больше самок, то мужская сексуальность по определению должна быть более сильной и экстенсивной.

Был проведен массовый анкетный опрос более чем 16 000 студентов 52 народов из 10 основных регионом мира (D.P. Schmitt, 2003). Молодых людей спрашивали, скольких сексуальных партнеров они хотели бы иметь вообще и в ближайший месяц, готовы ли они приложить для достижения этой цели определенные усилия и как быстро они готовы согласиться на сексуальное сближение с малознакомым человеком? Оказалось, что независимо от страны, региона, брачного/партнерского статуса и сексуальной ориентации респондентов, мужчины хотят иметь больше сексуальных партнеров, чем женщины (иметь в течение ближайшего месяца больше одного партнера хотели бы свыше 50 % мужчин и меньше 20 % женщин), и мужчины легче идут на сексуальное сближение после кратковременного знакомства. По мнению исследователей, это подтверждает универсальность мужской тяги к сексуальному разнообразию и краткосрочным связям.

Повышенное значение для мужчин сексуальной активности имеет важные социально-психологические последствия. Мужская сексуальность была и остается предметом своеобразного культа. А где культ - там и мифы, а где мифы - там опасения и страхи. Перечислим некоторые типичные для американских мужчин мифы: настоящий мужик проверяется прежде всего в сексе; мужчина всегда заинтересован в сексе и всегда готов к нему; всякое прикосновение сексуально или должно вести к сексу; хороший секс происходит сам собой, без подготовки и разговоров; секс - это твердый член и то, что с ним делают; секс и половой акт - одно и то же; хороший секс обязательно предполагает оргазм; занимаясь сексом, мужчины не должны слушаться женщин; у настоящих мужчин нет сексуальных проблем (В. Zilbergeld, 1992).

Все эти утверждения весьма далеки от истины. «Настоящий мужчина» из легенды обязательно обладает длинным и твердым членом, который является главным признаком мужского достоинства и силы и ассоциируется с высокой   потенцией.  Счастливым   обладателям   крупных пенисов приписывают особую физическую силу и высокую сексуальную активность. Среднестатистические размеры эрегированного полового члена европейского мужчины составляют 13-16 см. Объективно его размеры для женщин не так уж важны, поскольку женские гениталии весьма пластичны и при достаточном уровне полового возбуждения легко подстраиваются под размеры фаллоса партнера. Не более 5 % женщин могут реально испытывать с этим проблемы. Сексуальное удовлетворение женщин зависит от размера пениса гораздо меньше, чем это принято думать, но все же при прочих равных условиях многие из них действительно предпочитают мужчин с достаточно большим половым членом.

Сексологи иногда шутят, что «мужской прибор - самый ленивый». Только в период юношеской гиперсексуальности (1-18 лет) эрекция у юношей может возникать помногу раз в день, порой в самых неподходящих местах. У взрослых мужчин эрекции возникают реже и становятся более избирательными. Кроме того, эрекция, половое возбуждение и сексуальное желание конкретной женщины - это вовсе не одно и то же.

Мужской оргазм может различаться по интенсивности в зависимости от выраженности полового влечения к партнерше. Диапазон оргастических переживаний может колебаться от сброса напряжения и чувственного удовольствия, локализованного преимущественно в половых органах, до экстаза с исчезновением границ пространства и времени.

Современный мужчина порой оказывается пленником стереотипов о собственной силе. Женщина, которая отказывает мужчине, только приобретает уважение. Отказ в интимной близости со стороны мужчины до сих пор воспринимается как свидетельство его несостоятельности либо как личное оскорбление.

По мнению И.С. Кона (2004), мужской стиль жизни носит во многом предметно-инструментальный характер. Это распространяется и на сексуальность. В мужском сексуальном сценарии «секс» - не только удовольствие, но и работа, которая обязательно требует успеха, завершения, мужчине необходимо «кончить» самому и «довести» до оргазма партнершу. На первый план при этом часто выдвигаются количественные показатели - число женщин, количество половых актов. Но количество сексуальных партнерш и контактов далеко не всегда коррелирует с сексуальной удовлетворенностью. Мужчины склонны к «техницизму» сексуального мышления: они часто озабочены тем, как продлить эрекцию, усилить ощущения во время фрикций и при семяизвержении. Поэтому для мужчины интимная близость - это прежде всего половой акт. Все остальное - предварительные ласки, проявления нежности после окончания коитуса - кажется второстепенным, необязательным.

Вследствие инструментальности и соревновательности своего стиля жизни многие мужчины не доверяют собственным переживаниям и нуждаются в объективном подтверждении своей сексуальной эффективности. Самое весомое подтверждение своих мужских достоинств мужчина получает от женщины. Поэтому так важен для юноши первый сексуальный опыт. Да и взрослые мужчины нередко изменяют женам и заводят внебрачные связи не только из-за жажды разнообразия, но и с целью самоутверждения. Но мужчина, который прежде всего стремится доказать свою силу, невольно превращает половую близость в экзамен, порой проваливая его как раз потому, что он не чувствует себя свободно и раскованно. Не случайно, пожалуй, самая распространенная сексуальная проблема современного мужчины - «исполнительская тревожность», порождаемая сомнениями в своем «мастерстве» и тревогой перед возможной неудачей при половом акте (чаще из-за отказа эрекции). Напротив, жители некоторых островов Полинезии вообще отрицают саму возможность мужской несостоятельности в нашем понимании. Кстати, поэтому у них не наблюдается случаев психогенных нарушений эрекции.

Традиционная модель сексуального поведения приписывает всю активность, начиная с ухаживаний и заканчивая техникой полового акта, мужчине, оставляя женщине пассивную роль. Строго говоря, этой модели никогда не придерживались все пары, однако отголоски этого стереотипа дошли до наших дней. С одной стороны, женщины нередко ждут от мужчины инициативы, не проявляя активно своих сексуальных желаний. С другой стороны, мужчины порой демонстрируют недоумение и даже раздражение, когда партнерша открыто выражает свои намерения вступить в половой акт. У них возникает страх перед непредсказуемостью и силой сексуального желания женщины, с которым они могут не совладать. Такое несоответствие экспектаций порождает взаимное недовольство и является одной из причин возникновения сексуальной дисгармонии в паре.

Мужской сексуальности также свойственны экстенсивность и меньшая эмоциональная вовлеченность в психологическую интимность. Желание реализовать безличные, не связанные с конкретным сексуальным партнером сексуальные потребности, толкает многих мужчин на случайные связи, которые увеличивают вероятность всевозможных «осечек», а значит и обвинений в мужской слабости. Ведь если партнеров ничего кроме плотского желания не связывает, то невозможность его реализации - хороший повод, чтобы сорвать зло на партнере, выставить его в самом невыгодном свете, тем самым пробуждая у него сомнения в сексуальной состоятельности.

Кратко остановимся на наиболее характерных особенностях женской сексуальности.

Женская сексуальность связана с менструальным циклом. Сексуальная реактивность женщин различна на разных стадиях цикла. Например, наибольший интерес к эротическим фильмам появляется у молодых женщин сразу после окончания менструации, а в первые семь дней второй половины цикла интерес к эротике снижается. Также наблюдаются циклические колебания либидо и способности испытывать оргастические переживания. Уделом примерно половины женщин является предменструальный синдром, который проявляется раздражительностью, эмоциональной и вегетативной лабильностью.

Женская сексуальность отличается большей психологичностью, результатом чего являются значительные индивидуальные различия в сексуальном поведении женщин и сексуальных переживаниях. Испытывать оргазм и удовлетворение от близости женщине нередко мешают опасения, что она не может положиться на любимого человека или страх потерять его.

Директор Института Кинзи Джон Бэнкрофт (2003), опираясь на опрос 987 американских женщин от 20 до 65 лет, утверждает, что женская сексуальность качественно отличается от мужской. Сексуальная неудовлетворенность женщин зависит не столько от физических (телесных) реакций, таких как возбуждение, любрикация, оргазм, сколько от психологических факторов, включая чувство общего эмоционального благополучия и хорошие отношения с партнером. Некоторые явления, которые мужчины, а вслед за ними и врачи, воспринимают как болезненные расстройства, требующие лечения, для женщин скорее являются проблемами, с которыми они живут и которые решаются не фармакологическими, а психологическими средствами (Банкрофт и др., 2003).

Недавно фирма «Pfizer», создатель легендарной «Виагры», окончательно отказалась от дальнейших разработок «женской Виагры» в связи с большой зависимостью женской сексуальности от психосоциальных факторов и бесперспективностью фармакотерапии. Тем не менее в Москве в последнее время ряд фирм стал рекламировать чудодейственные инъекции для женщин, страдающих аноргазмией. Интравагинальное введение препарата в пятно Граффенберга вызывает отек-набухание последнего, что якобы резко повышает оргастичность женщины.

С психологичностью сексуальности женщины связаны следующие моменты.

Ведущую роль в формировании полового поведения женщины играет не сексуальное либидо, т. е. стремление к половому акту, а эротическое, тесно связанное с оценкой личностных качеств партнера. Поэтому женская сексуальность по сравнению с мужской более избирательна.

Сексуальное удовлетворение у женщин менее тесно связано с оргазмом, чем у мужчин. При хороших отношениях и глубокой взаимной привязанности супругов женщина вполне может довольствоваться «удовлетворением без оргазма» в течение многих лет. Даже при достаточном сексуальном опыте и пробудившейся оргастичности у большинства женщин часть половых актов завершается без оргазма. Если при этом нет физического дискомфорта и признаков эмоциональной неудовлетворенности, подобные случаи не имеют патологической основы.

Однако одним из негативных последствий бурных сексуальных революций 60-80-х годов прошлого века явилось превращение женского оргазма из удовольствия в утомительную обязанность, абсолютную цель, которой одержимы многочисленные представители обоих полов. Причем для немалого числа мужчин - это лишь способ почувствовать себя отличным сексуальным партнером, который всегда способен удовлетворить женщину. Прекрасный пол также нередко стремится к достижению оргазма из соображений престижа, поскольку он дает возможность женщине продемонстрировать партнеру свою «сексуальную полноценность» и убедиться в ней самой. Иногда в основе «оргазмоцентрической» установки лежат опасения женщины, что иначе мужчина ее разлюбит и уйдет к другой (особенно при наличии реальной или мнимой соперницы). Так или иначе подобные установки порождают у многих женщин тревожные опасения дурных последствий отсутствия оргазма и желание приложить все усилия, чтобы получит этот «заветный приз».

При консультировании женщин с сексуальными проблемами следует помнить еще о некоторых особенностях женской сексуальности.

Большинство сексуальных дисфункций не препятствуют интимной близости женщины, хотя и мешают получать удовлетворение от нее.

В становлении женской сексуальности отмечается тенденция к застреванию в эротической фазе. Причем у ряда женщин пробуждения сексуального компонента либидо и способности испытывать оргазм вообще не происходит, либо способность достигать оргазма возникает лишь после определенного периода регулярной половой жизни.
Если эрогенные зоны мужчины в основном локализованы в области половых органов, то у женщин экстрагенитальные зоны играют большую роль, а порой доминируют над генитальными в процессе нарастания возбуждения.

В отличие от мужчин, у которых после полового акта возникает рефрактерный период (необходим для накопления зрелых сперматозоидов в эякуляте), у женщин нет периода половой невозбудимости, что потенциально обеспечивает мультиоргастичность (эта возможность реализуется у 14-30 % женщин).

Для лучшего понимания психологических аспектов, отличающих мужскую и женскую сексуальность, кратко остановимся на теории сексуальных стратегий американского психолога Д. Басса (1994, 1998). С точки зрения эволюционной психологии все психологические механизмы у человеческой сексуальности возникли путем естественного отбора в процессе эволюции. Эти психологические механизмы обеспечивают сексуальную адаптацию индивида к изменяющимся условиям окружающей среды. В процессе эволюции мужчины и женщины сталкивались с разными адаптивными проблемами, поэтому у них сформировались отличные друг от друга сексуальные стратегии.

Мужчины и женщины выработали стратегический репертуар, который включает в себя как краткосрочные (поиск временного сексуального партнера), так и долгосрочные (поиск постоянного партнера) стратегии. При решении краткосрочных и долгосрочных задач у них возникают разные адаптивные проблемы. Так мужчины уделяют спариванию больше усилий, чем женщины, что связано с существенными различиями в размере минимального родительского вклада у представителей обоих полов. Поэтому мужская краткосрочная сексуальная стратегия   предполагает  решение четырех адаптивных проблем:

  1. определение числа
  2. половых партнеров;
  3. определение сексуально доступных женщин;
  4. определение фертильных женщин;
  5. минимизация усилий, необходимых для достижения цели (полового контакта) и родительского вклада.

Несмотря на то, что женщины гораздо меньше выигрывают от краткосрочного спаривания, они могут получить от него ряд адаптивных выгод: 1) материальные ресурсы для себя и своих детей; 2) подстраховку на случай потери постоянного партнера; 3) генетические выгоды от спаривания с более сильным мужчиной.

Стратегия долгосрочного спаривания ставит перед мужчиной другие задачи: 1) определение репродуктивно ценных женщин; 2) обеспечение повышенной вероятности стать отцом; 3) определение женщин с хорошими родительскими навыками.

Женщины, избирающие долгосрочную сексуальную стратегию, решают следующие задачи: 1) определить мужчин, способных добывать ресурсы; 2) определить мужчин, которые обнаруживают готовность вложить эти ресурсы в их и их детей; 3) определить мужчин, желающих вступить в долгосрочные отношения; 4) определить мужчин, готовых защищать их и их детей от внешней агрессии; 5) определить мужчин с хорошими родительскими навыками.

В зависимости от контекста мужчины и женщины ис пользуют конкретные сексуальные стратегии или их комбинацию.

По материалам: В. Доморацкий "Медицинская сексология и психотерапия сексуальных расстройств", - М. 2009